ВЕЛОПОХОД "АЛТАЙ-2002"

Участники: Милькин Павел (СПб), Волков Аскольд (Новосибирск)

Нитка маршрута: Шебалино – Беш-Озёк – Усть-Кан – Усть-Кокса – Тюнгур – Инигень – Иня – Онгудай

Протяженность: 490 км, из них:

асфальт: 175 км,

дороги без покрытия: 160 км,

лесные грунтовые дороги: 75 км,

тропы: 80 км (из них 30 – на лошадях).

Количество перевалов: 5

Сроки: с 08.06.02 по 15.06.02

Впервые этот отчет увидел свет летом 2002 года сразу на двух серверах - Велопитере и Вело-Энске.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ


Итак, я снова на Алтае. Уже второй раз за неполный год. И опять благодаря моей командировке в Новосибирск. Но на этот раз все по-другому. У меня в распоряжении не два дня, а целая неделя, и я не один. Со мной едет наш новосибирский велоколлега Аскольд Волков, который сумел выкроить недельку и подстроиться под сроки моей поездки. Наша задача – пройти кольцевой или подковообразный маршрут: от Шебалино до Тюнгура, оттуда выбраться конными тропами на Чуйский тракт в районе Ини и доехать до Онгудая, откуда, в зависимости от оставшегося времени, либо вернуться домой, либо перебраться на Чемальский тракт через Ороктойский перевал. Основная цель поездки – проехать красивейшей (по слухам) дорогой от Тюнгура до Ини и хотя бы краешком глаза увидеть легендарную Белуху.

ОТЧЕТ

8 июня, суббота. Шебалино – Кудатинский перевал (1580м). Пробег 40 км.

Не буду утомлять читателей описанием заброски из С-Петербурга в Шебалино (самолет – поезд - автомашина), так как все произошло в полном соответствии с моей прошлогодней осенней покатушкой в Чемальском районе. Даже цены практически не изменились. Авиаперелет СПб – Новосибирск : 4500 руб, поезд Новосибирск – Бийск : 170 руб., такси до Шебалино – 800 руб. (4 руб/км – стандартная такса на вокзале в Бийске за легковую машину. И не верьте никому, кто утверждает, что платить нужно за дорогу в оба конца – бессовестно врут!). Кстати, об особенностях национального такси речь еще пойдет ниже.

C Аскольдом мы встретились уже в поезде, в котором было так душно, что поспать мне удалось не более 3 часов. В результате пол-дороги на машине до Шебалино я продремал и потом целый день ходил (ехал) вареный, как рак.

В Шебалино приехали около 12-00. Погода пасмурная, на грани дождика. Около часа приводили в боевое состояние байки с поклажей. Затем поехали в поселок искать столовую, потому как время уже обеденное. Шебалино (высота 850 м над уровнем моря) – районный центр, и хотя население всего района составляет лишь 14 тысяч человек, тут есть все атрибуты важного городка – почта, телеграф, Сбербанк, казначейство, суд и прокуратора. А также пара-тройка кафе-столовых, в одной из которых мы наелись пельменей (14 руб. за 200 гр. – стандартная цена на всем Алтае, причем пельмени – не какие-нибудь Равиоли, а настоящие самодельные).

Стартовали лишь в третьем часу дня. Проехав поселок почти до конца, без труда нашли поворот направо, на дорогу, ведущую на Кудатинский перевал (внимание – Чуйский тракт обходит Шебалино стороной, так что если вам тоже в нашу сторону – езжайте через поселок).

Первые 5 км от поворота до оленесовхоза и поселка Дьектиек дорога асфальтовая. Потом, после развилки асфальт уходит резко налево, в Дьектиек, а нам направо по хорошей грунтовке. Но нельзя увлекаться – дорога постепенно поворачивает обратно на север – в Мал.Чергу. Как ни старались – поворот налево к перевалу прозевали. Как сейчас вспоминаю, нужный путь представлял собой грязную земляную дорогу, ведущую к вспаханным полям. Мы ее всерьез не приняли. А зря. В итоге, через пару километров спросив местных, копающихся в земле у обочины, вынуждены были прямо тут же повернуть налево и метров 200 тащить байки через засеянное поле к виднеющейся невдалеке дорожке. Полевая дорога оказалась жутко грязной. Как говорит Аскольд – это алтайская Грязь с большой буквы. Она вроде не жидкая, но ужасно липкая. Я смог пройти (проехать) по ней лишь метров 100, после чего Грязь, набившаяся между колесами и крыльями, затормозила меня получше любых дисковых тормозов. Тут сказалась неподготовленность моего байка к таким условиям – крылья у меня стояли обычные, не для амортизационной вилки. Аскольд – бывалый путешественник, у него таких проблем нет. Пришлось останавливаться и переставлять крылья выше. Через полчаса мне это удалось. Едем дальше, тем более, что дорога стала лучше.

Пошел подъем на перевал. Дорога опять довольно грязная. Приходится периодически останавливаться и выковыривать грязь из под крыльев, хотя они стоят теперь аж в 10 см над резиной. Аскольда тоже не минует участь сия. Вокруг редкий лес и зеленые поля с обилием цветущих желтых и оранжевых цветов.

Въехали на безымянный перевал 1220 м, не указанный на карте, зато отмеченный ворохом ленточек, привязанных к ближайшему дереву. Это алтайцы приносят жертвы духу гор. Мы принесли жертву богу Гликогена и съели шоколадку. Далее короткий спуск к речке Куяхтанар. Остановились, набрали воды.

Теперь на Кудатинский перевал. Начинаем подъем с отметки 1150 м. Дорога здесь хорошая, твердая, едется легко. Проехали через огромную отару овец. Через пару километров - снова вязкий грунт, иногда глубокие колеи и лужи. Подъемы становится круче. Аскольд, молодец, почти везде едет, благодаря своей LX системе. Моя же Alivio не располагает таким сочетанием звезд, приходится иногда тащиться пешком. Правда, скорость у нас с Аскольдом почти одинаковая – 4-5 км/час. Дорога все хуже, для машин почти непроезжая. Колеи достигают глубины чуть не в полметра. Грязь по-прежнему липнет. Аскольд тоже спешился. Я решаю снять верхний рюкзак со своей ПИК-овской багажной системы и повесить на спину. Полегчало, тащить байк стало веселее.

Долго ли, коротко ли, но на 28-м километре маршрута перевал мы, наконец, одолели. Перевал отмечен обычным деревом с ленточками, битыми водочными бутылками и ржавой кабиной ЗИЛа. Высота перевала – 1580 м. Подъем от Шебалино составил более 700 метров.

Отдохнули и помчались вниз. Дорога на склоне южной экспозиции гораздо лучше. Ни намека на грязь и лужи. Хорошая твердая лесная дорога. Колеи, правда, глубокие, да и камней много, так что больше 30-35 разгоняться не рискую. Аскльд- даунхильщик в душе – усвистал вниз на околокосмической скорости. У меня же случилась первая поломка – от тряски на большой скорости угол левой ПИКовской велосумки попал в спицы заднего колеса. Результат: сломана спица (сорвало шляпку ниппеля), две погнуты, легкая восьмерка, угол сумки порван. Причин происшествия две: во-первых, сняв верхний рюкзак (а он до сих пор был за спиной), я ослабил верхнюю стяжку боковых сумок; во-вторых, буквально за день до отлета, в Питере, я столкнулся с открывающейся дверью припаркованной «Волги», и, кроме восьмерки и гнутого правого шатуна, повредил еще и багажник. Озадаченный шатуном, на багажник я обратил внимание лишь на Алтае. Он сместился вправо и левая сумка оказалась в опасной близости от колеса.

Ремонтироваться на месте я не стал. Просто обмотал сломанную спицу вокруг соседней, чтобы ни за что цеплялась, и помчался догонять Аскольда, который ждал меня у моста через безымянную речку. Мост был примечателен тем, что все «подмостное» пространство занимала нерастаявшая ледяная глыба объемом приблизительно в 8-10 куб.м.

Время 18-30. Решаем оставить спуск до Беш-Озека на завтрашнюю разминку и начинаем присматривать место для стоянки. С этим здесь проблем нет. Слева течет река Ниж.Кудаты, лес не густой, много красивых полян. Наконец, проехав за день 40 км, остановились на ночлег прямо у речки, на оранжевой от цветов поляне. Гнуса и клещей нет, поют птицы, журчит река. Благодать.

9 июня, воскресенье. Беш-Озёк – Чакырский пер.(1470м) - Усть-Кан – Кырлык – р.Ниж.Шиверта. Пробег – 89 км.

Встали, позавтракали. Я долго складывался. Тут нужно сделать отступление и рассказать о сравнительном тест-драйве велорюкзаков, принципиально различающихся по конструкции. Я, как уже сказано выше, использовал комплект велосумок питерской фирмы ПИК-99, представляющий собой две боковые сумки объемом 20 л каждая, поверх которых крепится третья 30-литровая сумка. Каждая боковая сумка крепится тремя ремешками – два к верхним перекладинам багажника, а третий – к вертикальным стойкам в труднодоступном месте практически у точки крепления стоек к раме. Верхняя сумка тоже крепится очень неудобно, и в этом походе я заменил ее на байкерский заплечный рюкзак аналогичного объема на случай, если захочется облегчить байк, например, при продирании через завалы. Крепеж верхнего рюкзака в итоге стал даже проще, но все равно Аскольд, использовавший однообъемную конструкцию типа «штаны», каждое утро беззлобно ворчал на меня, копающегося с ремешками и эспандерными резинками. Его же рюкзак крепился к багажнику единственным удобно расположенным ремешком.

Пообщались с проезжавшим мимо конным алтайцем и выехали в 11-00, поленившись заменить выбитую накануне спицу. Дескать, и без двух, бывало, ездили. Разгильдяйство. Не проехал я и двух км, как «легкая» восьмерка преобразовалась в довольно заметную. Остановились, разобрали колесо, навинтили новый ниппель на старую спицу, выправили восьмерку. Потеряли полчаса. Помчались дальше вниз. На 10-м километре въехали в село Беш-Озек (1100 м). Произвели фурор у местных жителей. То останавливаясь, то прямо на ходу поговорили с пастухами, с мужиками, чинившими трактор, потом с конным, ехавшим параллельно. Все алтайцы очень дружелюбны. Стоит махнуть им рукой в знак приветствия, и их лица расплываются в улыбке. Узнав, откуда мы, начинают сиять от гордости за свою землю, на которую люди приезжают посмотреть за тысячи километров.

От Беш-Озёка идет широкая грунтовка районного значения. Иногда проезжают машины. Печет солнце, жарко. На границе Усть-Канского и Шебалинского районов начинается асфальт. Тут же у Аскольда без видимой причины спускает переднее колесо. Меняет камеру, едем дальше. Почти сразу же начинается подъем длиной 3 км на перевал Чакырский. На нем и кончается асфальт. Очень медленно на низшей передаче въезжаем на перевал (1480м). Отдыхаем в беседке. Затем несколько километров головокружительного спуска. Мне страшновато, больше 55 км/час не разгоняюсь. Дорога извилистая, много песка и камней. А Аскольд опять бесстрашно умчал вперед.

Снова асфальт, ветер попутный, подъемов нет. Еду 33-36 км/час. Аскольд тоже держится рядом. Так долетели до развилки с дорогой Туекта – Усть-Кан. На дневном счетчике – 38 км. Повернули направо. 21 км до Усть-Кана проехали минут за сорок. Въехав в село, остановились у первого же придорожного кафе (все-таки райцентр!) и пообедали. Тарелка борща с мясом – 5 руб., гуляш с макаронами – 18 или 20. Опять пообщались с очень приветливыми парнями нашего возраста, которые пили пиво за соседним столиком.

Заскочив в магазин на центральной площади, повернули на дорогу в Усть-Коксу. Отъехав от села пару км, спустились к речке Ябоган и устроили небольшой отдых с купанием и поглощением купленных яблок. Не выдержав назойливых мух, рванули дальше.

Теперь мы едем по степи. Горы отступили от речки километров на 5 в каждую сторону. Дорога прямая как стрела. Очень сильный встречный ветер. Скорость всего 13-15 км/час. На 10 км от Усть-Кана асфальт кончился. Грунтовка вроде хорошая, все-таки республиканского значения, но очень пыльная. Ветер очень сухой. Горло пересыхает мгновенно, пытаться пить воду бесполезно – хватает на пару минут. Пыль вызывает кашель. Каждая машина усугубляет ситуацию. По мне так лучше лезть на перевал, чем тащиться в таких условиях по степи.

В селе Кырлык купили молока, но не на ферме, а просто в доме. Симпатичная молодая алтайка наполнила нам 1.5 литровую бутылку и попросила 50 рублей. Мы так обалдели, что не нашлись, что и сказать. Заплатили и уехали. Через 8 км после Кырлыка переехали мост через Ниж.Шиверту и свернули вправо по грунтовке. Через 500 метров стали лагерем на берегу упомянутой речки. Проехали за день 89 км.

Вечером был изумительный закат. Вообще, погода нас пока балует. Два солнечных дня без единой капли с неба для вечно дождливого Алтая – это слишком удачно.

10 июня, понедельник. Ниж.Шиверта – Кырлыкский пер. (1530м) – Амур – пер. Громотуха - Усть-Кокса. Пробег 98 км.

Проснулись от жары и духоты в палатке. Встали в 8-00. Солнечно и жарко. Быстро позавтракали и выехали в 10-30. За ночь ничего не изменилось. Все та же пыльная дорога, все тот же сухой встречный ветер. Через 10 км начался перевал Кырлыкский. Длина подъема 2.5 км. Въехали довольно быстро, минут за 20. Высота перевала 1530м. Отдохнули немного, заправились углеводами и понеслись вниз. Спустились в красивую долину реки Еланда. Впереди появились покрытые снегом вершины. Очевидно, это горный массив в 50 км к югу от нас, с южных склонов которого берет начало река Красноярка.

В поселке Сугаш начался асфальт, по которому мы катили еще километров 30. Заехали в большое село Амур, находящееся чуть в стороне от основной дороги, в надежде найти магазин, чтобы купить еды на дневной перекус. Село оказалось русским и магазинов там было аж штук пять. Купили вареной колбасы, бананов, хлеба. Тут же за поселком въехали в лесок и все это съели. Колбаса мне не понравилась, но я мужественно ей давился – ужин не скоро. После колбасы банан тоже не пошел, но я, не вняв голосу желудка, все-таки запихал его вовнутрь. Как вскоре выяснилось – зря.

Пока мы обедали, вокруг заходили зловещие тучи, поднялся нешуточный ветер – прямо ураган. Но гроза с дождем пока прошли стороной. С тревогой глядя на небо, рванули дальше. Через 10 км остановились у моста через реку Юстик. Набрали воды, и тут ливанул дождь. Мы мигом съехали под мост, расстелили пенки на камнях у бурлящей воды и… заснули. Час или полтора прокимарили, периодически просыпаясь и проверяя дождь. Он был на месте. Лишь через пару часов стих настолько, что мы решили ехать дальше.

После сна я почувствовал себя неважно. То ли с утра перегрелся на солнце, то ли все-таки колбаса. Но еду в темпе, от Аскольда не отстаю. Скоро асфальт помахал нам рукой, а вместо этого начался ужасный десяток километров дорожных работ. Покрытие представляло собой кашу из глины и песка. Прибавьте сюда лужи, дождь и дорожную технику, и вашему удовольствию от езды не будет предела. Грязь залепила рюкзаки, ботинки, штаны до колена. Но наконец, этот кошмар кончился, а мне стало совсем нехорошо. Пришлось остановиться и прямо у обочины расстаться и с колбасой, и с бананом, и даже с завтраком. Сразу полегчало, но зато остатки сил мгновенно улетучились. Такое ощущение, что мышцы пустые. А ехать еще километров 25. Мне бы поесть, но в таком состоянии ничего не лезет. Ладно, как-нибудь дотяну. Тем более, что перевалов не предвидится, дорога почти ровная, даже с общим уклоном вниз по течению реки Кокса. Иногда, правда, встречаются небольшие бомы (бом – это мини-перевал, возникающий в месте, где горный кряж вплотную подходит к реке, образуя прижим. Дороге здесь уже не протиснуться и она вынуждена забирать вверх, чтобы перевалить этот кряж.)

У деревни Власьево начался асфальт. Через несколько километров остановились поболтать со стоящими у обочины ребятами с мотоциклом. Они сказали, что дают мотору остыть перед подъемом, и сильно нас этим озадачили. Откуда подъем? Тут ведь нет никакого перевала. Едем дальше и через пару сотен метров видим огромный знак, призывающий нас к повышенному вниманию, ибо начинается подъем на перевал Громотуха. Скажу честно, знак этот чуть не привел меня в отчаяние. Силы мои после отравления были не просто на пределе, их уже совсем не было. Но делать нечего. Отдохнув у знака минут 20 и собравшись с мыслями, едем дальше. К счастью, тревога была почти ложная. Громотуха оказался не настоящим перевалом (да и откуда ему тут быть), а просто довольно солидным бомом, поднимающим дорогу на высоту около 250 м над рекой, причем основной набор этой высоты мы уже давно и незаметно совершили. После же напугавшего нас знака было лишь метров 300 довольно крутого подъема, а затем последовал головокружительный спуск серпантинами, приведший нас, наконец, в Усть-Коксу. Когда мы въехали в этот райцентр, было уже 21-30.

Переехав мост через Коксу, стали искать место для стоянки. На это ушло полчаса. В итоге стали на берегу Катуни. Место не очень хорошее. Мало леса и тот – березовый. Скорее похоже на парк. Все вокруг промокшее. С трудом нашли дрова и разожгли костер. Ужинали уже в темноте. Сегодня Аскольд взял на себя всю хозяйственную работу, так как у меня сил осталось только на то, чтобы вымыть велосумки и байк. Хотя желудок к вечеру пришел в норму, и от ужина я не стал отказываться, благодаря чему к утру был уже в форме.

Проехали за день 98 км.

11 июня, вторник. Усть-Кокса – Тюнгур – Кучерла. Пробег 83 км.

Рано утром нас разбудили тяжелые шаги, сотрясавшие землю вокруг палатки. Обеспокоено выглянув из тамбура, я нос к носу столкнулся с любопытной мордой коровы, видимо изучавшей особенности кроя современных тентов. Другая корова тем временем разрывала наше потухшее кострище. Через час мы снова проснулись, на этот раз от хрюканья. Здоровенный боров вместе с коровами продолжали пастись прямо у палатки. Мы опять заснули. Встали мы, в конце концов, поздно, с трудом улучив момент, когда дождь перестанет и можно будет быстро свернуть лагерь. Завтракать поехали в поселок. Заодно и пообедали. На центральной площади нашли пельменную и плотно поели. Сделали кое-какие покупки, благо магазинов тут очень много, и помчали дальше. Сегодня у нас легкий день. До Тюнгура, по нашим подсчетам, всего около 65 км. Перевалов быть не должно.

Дорога асфальтовая, прямая как стрела. Степь. Где-то вдалеке маячат горы. Мелкий дождик. Тоска, в общем. На 18 км от Усть-Коксы притормозили у автобусной остановки, попить водички и переодеться – дождь кончился и стало припекать солнце. Тут у нас произошел первый и единственный случай не очень приятного общения с местными. Да и те оказались русскими. Пока мы переодевались, рядом остановилась «Нива», из нее вылезли два пьянющих мужика лет сорока, шатаясь подошли к нам и стали приставать с какими-то невнятными расспросами, периодически спрашивая, сколько мы даем денег, чтобы ехать в Тюнгур. Мы было подумали, что, наверное, это местные рэкетиры и они вымогают у нас деньги. Но все оказалось проще – увидев нас у остановки, мужики просто подумали, что мы ловим машину и можно подзаработать на очередную бутылку, если отвезти нас куда-нибудь. Факт наличия у нас груженых байков их почему-то не смущал, хотя заднее сиденье «Нивы» и так уже было занято их беспробудно дрыхнущим собутыльником. Покрутившись рядом минут пять и уразумев, что мы и сами куда хочешь доедем, мужики сели за руль, достали початую бутылку водки, и после нескольких бесплодных попыток разбудить третьего, опрокинули по доброму стакану, запили лимонадом и… уехали. Вот уроды, подумали мы, подождали еще минут пять и поехали следом.

Первые 25 км от Усть-Коксы лежит хороший асфальт и мы все время держали скорость 25-26 км/час. Последующая грунтовка оказалась вполне приличной, скорость практически не упала. В одном месте остановились понаблюдать охоту орла на суслика, затеянную прямо у обочины. Насколько нам удалось увидеть, суслику удалось скрыться, а орел еще долго кружил над дорогой, ища следующую жертву.

Наконец, примерно на 35-м км от Усть-Коксы нудная Уймонская степь закончилась, горы подступили ближе к дороге, и ехать стало веселее. В районе деревни Аккобы перевалили через пару невысоких, но очень крутых бомов. От Катанды дорога изменилась в лучшую сторону (для нас, байкеров, конечно). Теперь она уже не республиканского значения, а всего лишь районного. Соответственно, стала уже, грязнее, прижалась с одной стороны к реке, а с другой к горам. Прямо над головой нависают сосновые и еловые ветки. Много коротких спусков и подъемов. Красотища, одним словом. Просто хорошее настроение перешло в эйфорию. Так, незаметно, проехав 64 км, добрались до Тюнгура. Тут же, от въезда в село, открылся изумительный вид на снежную вершину, возвышающуюся на юге.

Переехали Катунь по подвесному мосту (калым с нас никто не взял) и остановились на питерской турбазе «Высотник», став там единственными постояльцами. При этом на соседней базе свободных мест не было – судя по припаркованным машинам и объяснениям администратора, тут большой заезд «крутых» из Новосибирска. Программа отдыха – футбол и водка. На «Высотнике» нам объяснили, что так всегда «отдыхают» карелинские борцы. Тут тоже ждали заезда еще одной бригады, но, к счастью, пронесло. А нам на базе несказанно обрадовались: «Нормальные люди, на велосипедах. Хоть есть о чем поговорить!»

Бросив вещи в номере (100 рублей с человека за ночь, включая возможность пользоваться кухней) и разгрузив байки, налегке отправились исследовать окрестности и договариваться насчет лошадей на завтра. Мы изначально планировали остановиться в Тюнгуре и сделать конную вылазку в горы с прицелом на то, чтобы увидеть Белуху. Проехав поселок насквозь и обнаружив в нем 2 магазина, школу и детский сад, мы посетили местную достопримечательность - братскую могилу отряда красноармейца П.Сухова (да, да, того самого :-), правда тот бродил по пескам Средней Азии, а этот по горам Алтая), подвиг которого интересен и в туристском смысле – за два года, действуя в суворовском альпийском стиле, отряд прошел более 2 тысяч км по горным тропам Алтая и 20 раз успешно дрался с белогвардейцами, пока в окрестностях Тюнгура не попал в засаду.

Затем мы навестили рекомендованного нам коневода Ивана Сысова (проехав поселок, сразу за мостиком через ручей, 50 метров по дороге налево. Добротный рубленый дом) и договорились об аренде лошадей. Стоит это 300 рублей в день за лошадь для каждого из нас, плюс лошадь самого гида; итого 3 лошади и 900 рублей. Если заказывать коней для многодневного похода, то будет дешевле.

Разобравшись с завтрашними планами, вернулись к турбазе и поехали дальше вверх по грязной дороге, ведущей в деревню Кучерлу. Проехав деревню, и обнаружив в ней ватагу маленьких ребятишек на велосипедах, выехали к деревянному мосту через реку Кучерла. Река шириной метров 30 и такая бурная и полноводная, что тебя охватывает благоговейный страх перед стихией, когда ты стоишь посередине моста и, глядя то вверх, то вниз по течению, видишь и ощущаешь явственный уклон русла реки. Зимой тут можно устроить горнолыжный склон для начинающих – таков естественный наклон русла. Скорость течения просто сумасшедшая, просто невозможно представить себе любое плавсредство, идущее по реке. Местные нам потом подтвердили, что Кучерла – совершенно несплавная река. Разве что для самоубийц.

Полюбовавшись рекой, решили проехать еще дальше. Вот развилка, налево пошла Аккемская тропа, наиболее популярный путь к Белухе. Мы же повернули направо по Кучерлинской, но неуспели проехать и 500 метров, как у меня порвалась цепь. Казалось бы, ерунда. Но ведь мы сняли с байков почти весь груз; и набор инструментов Аскольда, где была выжимка цепи, также остался на турбазе. Пришлось поворачивать назад, благо что половину дороги можно было ехать и без цепи, потому как под горку.

Вернулись на базу, заменили звено цепи, приготовили ужин на прекрасно оборудованной кухне, поговорили за жизнь со сторожем Саней, кстати сыном упомянутого Ивана Сысова, и завалились спать на белые простыни и пуховые одеяла.

Итого за день проехали 83 км, из них 65 до Тюнгура и 18 в его окрестностях.

12 июня, среда. Тюнгур – г.Байда (2070) – Тюнгурские горы (2200м) - Тюнгур. Пробег - примерно 30 км (на лошадях).

Встали в 8-00, плотно позавтракали, приготовили бутерброды в дорогу. Коневод Иван приехал, как и обещал, в 9-30. Мы думали, он подаст коней прямо к базе, а он вместо этого подал нам железного коня – свою машину – и довез нас до своего дома, где нас уже ждали лошадки. Аскольд в своей жизни бывал не раз в конном походе, мне же предстояло сесть на лошадь впервые и сразу же провести на ней целый световой день. Честно говоря, я немного побаивался, как это скажется на моем физическом состоянии завтра утром. Я часто слышал, что «перворазники» всегда стирают ноги чуть ли не до мяса, набивают болезненную шишку на одном, очень важном для велосипедиста месте, и вообще валятся с ног после пары часов в седле. Забегая вперед, скажу, что все обошлось благополучно. Никаких последствий мне этот чудесный день не принес, хотя мы и провели в седле целых 9 часов.

А день действительно удался на славу. Я довольно быстро освоился в новой обстановке и уже через час сам правил своим конем. Сначала мы поднялись на гору Байда, господствующую над Тюнгуром, откуда открылся восхитительный вид на пики, окружающие Белуху. Сама красавица была, к сожалению, затянута плотной облачностью. Затем мы спустились с северо-западного склона горы и, преодолев распадок и зону горелого леса (ужасное зрелище), поднялись к снежникам на хребте Тюнгурские горы (2200 м). Здесь нам улыбнулась удача и мы увидели край Восточной Белухи.

Выше зоны леса (2000 м) начинаются великолепные альпийские луга, покрытые в это время года ковром из цветущих растений. Такого буйства красок мне еще не доводилось видеть. Вот оранжевый ковер, тут желтый, а вот и синее поле. А чего стоят кусты диких красных пеонов! Жаль, что через пару недель, когда только что остриженных баранов выгонят на горные пастбища, вся эта красота исчезнет под их копытцами и в их желудках. И почему только июнь считается здесь не сезонным месяцем у туристов? Никакого объяснения этому, кроме того, что у студентов сессия, мы не получили.

Когда мы стояли у снежника и любовались массивом Белухи, из-за ближайшей горы вдруг выползла огромная серая туча и стала поливать нас дождем. К счастью, в полукилометре, на берегу ручья стоял чабанский аюл, и мы во весь опор понеслись к нему. Привязав лошадей снаружи, мы укрылись в доме, где и устроили перекус.

Переждав дождь, мы вернулись обратно на гору Байда, откуда спустились к Катуни по дальнему от Тюнгура склону, крутому настолько, что иной раз приходилось спешиваться и вести лошадь под уздцы крутой каменистой тропой. Возвращаясь домой вдоль Катуни, мы не отказали себе в удовольствии пустить коней хорошей рысью, а иной раз даже и галопом. Вообще, я остался восхищенным своей первой конной поездкой. Лошадь поистине незаменима в Алтайских горах, где отсутствуют какие бы то ни было дороги. А коню нужна лишь тропа, да и та не обязательна. Всадник легко преодолевает 45-градусный склон, несмотря ни на какие препятствия – поваленные деревья, камни, густой кустарник. При этом не нужно управлять каждым шагом лошади, достаточно лишь задавать ей генеральное направление. А она сама решит, как лучше обойти тот или иной камень или дерево, и уж обязательно предпочтет набитую тропу целинному лугу. Короче говоря, меня совершенно пленили эти чудесные животные и их способность передвигаться в горах. Теперь я на полном серьезе подумываю о конном походе вместе с женой и детьми где-нибудь в окрестностях Белухи.

В Тюнгур мы вернулись в восьмом часу вечера. Иван довез нас на машине до турбазы и остался, чтобы объяснить нам особенности нашего завтрашнего велосипедного маршрута. Если бы не его предусмотрительность, мы бы намучились на следующий день в поисках нужной тропы.

Итого за день пройдено на лошадях около 30 км.

13 июня, четверг. Тюнгур – р. Казнахта. Пробег – 39 км

Сегодня и завтра нас ожидает самая интересная часть маршрута, ради которой, мы собственно и приехали в Тюнгур. Дорога Тюнгур – Иня является одной из самых живописных на Алтае. Правда, грунтовой дорогой этот отрезок пути обозначается лишь на устаревших картах. Действительно, когда-то дорога вдоль берега Катуни была проезжей для автомобилей, о чем напоминают километровые столбы на трассе от Усть-Кана до Тюнгура, отсчитывающие расстояние до Ини, а также встреченный нами где-то знак, утверждающий, что «автодорога Усть-Кокса – Иня обслуживается» таким-то ДРСУ. На самом деле дороги этой давно нет. В местах прижимов дорога проходила вплотную к реке по каменной полке, вырубленной в скале. Теперь во многих местах эта полка обвалилась и дорога стала непроезжая. Но кроме нижней, существует еще и верхняя, так называемая «копаная» дорога. Ее построили (слишком громкое слово в данном случае) в 1945-м году пленные немцы. Дорога представляет собой тропу, траверсирующую 30 – 60-градусные склоны подступающих к Катуни гор на высоте примерно 300 метров над уровнем реки. Дорогой никогда не пользовались для движения автотранспорта, так как даже сразу после постройки она была для этого слишком экстремальна. Говорят, инженер-проектировщик дороги был расстрелян за бездарное творение. Так или иначе, дорога заросла и сейчас ее трудно заметить, особенно если вы едете со стороны Тюнгура. При обратном движении, от Инегеня, на дорогу выводит хорошо набитая конная тропа, поэтому группа велотуристов МГТУ, проходя этим маршрутом в 1999 году, без труда попала на «копаную» дорогу. Нам же вряд ли бы удалось отыскать ее, не получи мы заранее подробных инструкций Ивана Сысова. Но обо всем по порядку.

Из Тюнгура в этот день мы выехали поздно, около 12-00. Пока слушали последние наставления нашего коневода, пока закупали в местных магазинах нужные нам продукты…

Первые 16 км до реки Тургунда дорога накатанная, немного грязная, с лужами, но едется быстро. Справа рядом шумит-бурлит Катунь. Вокруг еловый и березовый лес, полностью заслоняющий собой горы. У нас в Лен.области похожие лесные дороги. На 8-м км пересекли по мосту речку Деты-Кочек. Мост через Тургунду, как нас и предупреждали, смыло пару лет назад. Пришлось переходить вброд. Довольно экстремально. Ширина реки метров 40, но она распадается на несколько рукавов, самый широкий и опасный из которых около 10 метров. Аскольд переправился без особых проблем, а вот я на самом глубоком месте (по колено) не удержал байк. Течение приподняло заднее колесо со всеми рюкзаками и настойчиво попыталось утащить велосипед вниз, в Катунь. В какой-то момент мне показалось, что реке это удается. Собрав все силы и навалившись на переднее колесо, которое мне удалось заклинить под камнем, я все-таки вырвал байк у стихии и перетащил его на противоположный берег. Одна велосумка, правда, промокла насквозь, хотя они, вроде бы, должны быть непромокаемыми. Хорошо, почти все вещи были в полиэтиленовых пакетах.

После Тургунды дорога больше напоминает тропу. Много мелких и крупных камней, иногда даже приходится слезать и втаскивать байк в особенно каменистый подъемчик. Через пару километров после Тургунды идут подряд три брода через пересыхающие ручьи (есть на карте). Мы их проезжали, не останавливаясь. После третьего, наиболее полного ручья (4км от Тургунды) лес кончается совсем и дорога выходит на открытое пространство. Вот тут то и нужно не пропустить копаную дорогу. А сделать это трудно, ведь основная дорога, снова ставшая удовлетворительного качества, уверенно уводит вас вниз, к берегу Катуни. Это и есть та самая нижняя автодорога, ставшая непроезжей из-за обвалившихся полок. Но обвалы еще не скоро, и если вы выберете этот путь, то понять ошибку сможете не сразу.

Мы же, следуя указаниям Ивана, пристально вглядываемся в травянистые склоны слева от основной дороги, пытаясь найти следы этой самой копаной дороги. Если бы мы не были уверены, что она где-то здесь, мы без сомнений проехали бы мимо. Ибо дорога представляет собой едва заметную тропу с одним отличительным знаком: вдоль тропы, ее верхнего по отношению к склону края, идет полоска обнажившегося грунта. Как будто кто-то снял лопатой кусок дерна, чтобы сделать поперечный профиль тропы чуточку погоризонтальнее. Это и есть остатки копаной дороги. Все еще сомневаясь, мы всматриваемся еще сильнее в склон и, наконец замечаем ниточку серпантина выше того места, где мы стоим. Значит, это она. Переключаемся на самую низшую передачу и начинаем подъем. Серпантин идет без всяких изысков: триста метров вправо, триста метров влево. Итак раз десять. Кое-где приходится слезать – слишком густая трава, мне не вытянуть. Наконец, потратив около полутора часов и накрутив на счетчике всего 4 с небольшим километра, мы выбрались на уровень основной тропы. Кое-где приходилось продираться через густые заросли акации. Набрали 300 метров высоты над уровнем Катуни и теперь едем над ней, траверсируя 30-ти градусный склон.

Красотища неописуемая. Катунь лежит перед нами как на ладони. Сверху все видится не так, как при движении в долине реки. Да и дорожка нескучная. Тем более, тропа теперь идет с небольшим уклоном вниз и все время приходится тормозить, чтобы не разгоняться выше 10-12 км/час (!). Да, да. Быстрее здесь ехать не рекомендуется. Тропка узкая, местами каменистая, с постоянными поворотами. Чуть зазеваешься, вылетишь на склон – и пиши пропало! Казалось бы, 30 градусов, какая ерунда. Но если что – все пальцы обломаешь, пока за склон уцепишься, а уж про велосипед я и не говорю. Тем более, что в некоторых местах крутизна возрастала и до 60 градусов. Тут вообще полный экстрим! Хотелось вынуть ближнюю ногу из туклипса (или контактной педали, у кого – что), взять в нее ледоруб и приготовиться зарубаться. А еще было желание проверить заточку кантов (горнолыжники поймут :-))

Тем временем пошел дождь, который кончился только вечером. Мы же, укрывшись от ветра за большим валуном, наскоро перекусили рыбными консервами и покатили дальше. Временами травянистый склон сменялся полосой леса, и тропа мигом становилась влажной и грязной. Непрекращающееся торможение отныне сопровождалось скрипом песка в колодках. А ближе к реке Казнахта тропа уже довольно круто пошла вниз и все время через сырой лес. Задние колодки уже почти не держат, работают только передние. Руки аж сводит от торможения.

Спустившись к Казнахте, нашли известную нам по описаниям Турклуба МГТУ избу и решили остановиться в ней на ночлег, тем более, что время было 18-00, а ставить палатку в сырости не очень то и хотелось.

Изба стоит на открытом месте, метрах в 50 от рощицы и речки, так что за дровами ходить недалеко. Правда, пространство вокруг избы покрыто чуть ли не метровыми зарослями крапивы. Но что еще хуже, как выяснилось завтра утром, в крапиве этой было полно клещей. Но об этом потом. А пока мы развели костер прямо у входа в избу, под нависающей крышей и неплохо провели вечер, занимаясь сушкой одежды.

За день проехали 39 км со средней скоростью 9 км/час. В пути были 6 часов, включая время на привалы и мелкие ремонты (у меня порвались еще два звена цепи).

14 июня, пятница. р.Казнахта – Инегень – Иня – р.Бол.Ильгумень. Пробег 63 км.

Спалось в избе хорошо. После завтрака во время умывания нашел на себе присосавшегося клеща. Ну наконец-то! А то уже неделю здесь, а пресловутых клещей еще не видел. Клеща благополучно вытянули, обвязав его петлей из нитки. Никакой капли масла не нужно. Одним клещом, как выяснилось позже, дело не обошлось. Уже в Новосибирске нашел в укромном месте еще одного. Так как прививку от энцефалита я вовремя не сделал, то пришлось срочно приналечь на профилактические таблетки йодантипирина. Хорошая вещь, между прочим. Если всего год-два назад при укусе клеща требовалась срочная инъекция имуноглобулина, которую делают только в районных инфекционных больницах довольно за большие деньги (у нас в СПб летом 2002 года это стоило 146 руб на каждые 10 кг веса пациента), то теперь собираясь в очаг инфекции, просто запаситесь недорогими таблетками йодантипирина и применяйте согласно инструкции. 100% гарантии, конечно, не дает, но эффективнее и безвреднее имуноглобулина. Жаль только, что у нас в Питере таблетки эти применяются лишь первый год и ни в одном медучреждении про них толком никто ничего не знает. Собираясь в поездку, я обзвонил пару-тройку НИИ и инфекционных больниц с вопросом о мерах по профилактике энцефалита, и кроме возможности сделать заранее инъекцию дорогущего имуноглобулина, мне ничего не посоветовали. Спасибо Аскольду, который просветил меня насчет йодантипирина, успешно применяемого в Сибири уже несколько лет. Продается в любой аптеке, стоит 50-70 рублей за 50 шт. (хватит на один курс экстренной профилактики). А вообще то, лучше заранее осенью озаботиться и сделать вакцинацию. Только прививка дает абсолютную гарантию от заболевания энцефалитом.

С утра решали вопрос с переправой через Казнахту. От идеи брода решили отказаться, так как река выглядела более глубокой и бурной, чем вчерашняя Тургунда, хотевшая отнять у меня байк. Реку перешли по трем перекинутым вблизи тропы березам, правда, велосипеды пришлось разгрузить и все вещи носить по отдельности. Тут же устроили технике помывку от вчерашней грязи и в 11-00 покатили дальше. Катить пришлось недолго, так как почти сразу же начался очень крутой подъем по тропе на холм. Пришлось идти пешком. В течение следующих полутора часов мы чередовали крутые пешие подъемы с не менее крутыми спусками по узкой и каменистой тропе. Опять изрядно досталось тормозам. Наконец, миновав поляну с каменной бабой (так здесь называют вырубленных из камня в незапамятные времена идолов – духов гор), снова выехали к Катуни и попали на нижнюю дорогу – полку, вырубленную в скале и прижатую к обрывистому берегу. Мда, за 2 часа прошли около 6 км.

По нижней дороге можно вполне прилично ехать, хотя и встречаются подъемы с таким количеством камней и осыпей, что приходится преодолевать их пешком. После слияния Катуни с Аргутом спустились к реке и устроили привал с купанием и перекусом. Место для водных развлечений, конечно, не очень подходящее – слишком много камней у берега и в воде, пороги и сильное течение. Зато напротив, как раз у устья Аргута, был шикарный песчаный пляж. Как только туда попасть?!

Здесь же поменял передние колодки. Они стерлись до металла и уже успели слегка поцарапать обод. Задние пока держат, достаточно было подтянуть тросик. У Аскольда же погнулся петух крепления заднего суппорта, соответственно начались проблемы с четким переключением передач.

Вскоре дорога отошла от реки и круто пошла в гору. Поднялись метров на 200 и все пешком. Тут уже настоящая грунтовая дорога, вполне пригодная для езды на автомобиле. Перевалив через холм, с ветерком домчали до деревни Инегень, про которую нам в Тюнгуре говорили, что она неблагополучная, что могут пристать, ограбить и т.д. Ну не знаю… Мы ничего неблагополучного не увидели. Хорошая деревня, крепкие дома, как и везде на Алтае, много новостроя. Никаких подозрительных бездельников на улицах, только мамаши с маленькими детьми.

После Инегеня дорога опять пошла вверх, набрав метров 200 высоты. Ехать тяжело. Осыпи, камни. Частенько приходится идти. Зато потом классный спуск по отличной твердой грунтовке на скорости под 50 км/час. Выехали к слиянию Чуи и Катуни, еще через 5 км подъехали к подвесному мосту через Катунь. Тут на спуске я, наконец-то, упал. А то знаете, говорят: «Не упал – значит и не покатался» :-) К счастью, ничего страшного. Просто завалился на бок на небольшой скорости.

Переехали мост. Вот и Чуйский тракт. На компьютере 33 км, которые мы одолели чуть меньше, чем за 6 часов. Чистого ходового времени было конечно меньше – 3.5 часа.

Определяемся с дальнейшими планами. От Ороктоевского перевала и Чемальского тракта отказываемся, так как уже не хватает времени. Сегодня пятница, а в понедельник всем надо на работу. Завтра не плохо бы начать процесс возвращения домой. Поэтому заканчивать будем в Онгудае, районном центре, где мы надеемся найти автотранспорт до Бийска.

Поехали по Чуйскому тракту. Через 4 км большой поселок Иня. Заехали в первый же дом с надписью «24 – Магазин – Таверна», наелись пельменей, упились сока. В 18-00 двинули дальше. Ехать тяжеловато. Тут и встречный ветер, и уж очень шершавый асфальт, и, конечно, пельмени. Но так или иначе проехали еще километров 20, простились с Катунью, ушедшей вправо, к Чемалу. Еще несколько км, и перед мостом через реку Бол.Ильгумень, вдоль которой теперь идет Чуйский тракт, свернули налево на грунтовку и через 500 метров встали на стоянку на берегу упомянутой речки. Ужинать не стали – слишком еще свежи воспоминания о пельменях.

Итого за день проехали 63 км. До Онгудая осталось около 40, так что надеемся уже днем уехать оттуда и сесть вечером в Бийске на Новосибирский поезд.

15 июня, суббота. р.Бол.Ильгумень – пер. Чике-Таман (1295м) - Онгудай. Пробег – 48 км. Дорога домой.

Да, насчет уехать сегодня домой мы явно поторопились. Но обо всем по порядку. С утра уже очень жарко, хотя, пока мы завтракали, прошел небольшой дождик. Выехали в 10-00. Через час начался подъем на перевал Чике-Таман. К тому времени мы уже набрали около 300 м высоты. Сам же перевал одолели за 40 минут, проехав 5,8 км и набрав еще 300 м вверх. Высота перевала 1295 м. Наверху устроена большая площадка, где останавливаются проезжающие автомобили. Мы тоже остановились, съели перевальную шоколадку, и Аскольд взялся за ремонт спустившего в самом конце подъема колеса. Я же решил хоть на одном перевале оставить традиционную ленточку на дереве и, разорвав носовой платок, отправился к одному из таких деревьев (здесь их несколько, так как одного явно на всех не хватает). Сделав дело, я, удовлетворенный, направился к Аскольду и тут заметил ранее скрытый стоявшей фурой плакат, на русском и алтайском языках приветствовавший путников и напоминавший о необходимости не оставлять после себя мусор. Кроме этого, там было сказано буквально следующее: «Если вы не разделяете религиозных убеждений местного населения, пожалуйста, не привязывайте ленточки к ветвям дерева! Берегите нашу природу и не засоряйте свою душу!. Вот так то… Хотел принести жертву Духу Гор, а в результате в собственную душу нагадил!

Закончив с колесом и пообщавшись с новосибирцами, приехавшими в горы на выходные, мы рванули вниз. Аскольд, как всегда, умчался первым и потому не видел, как на первой же сотне метров спуска острый камень, размером с колпачок от шариковой ручки, пробил мне заднее колесо. Камень я вытащил с внутренней стороны покрышки. Пока я менял камеру, Аскольд мучился внизу в неизвестности, куда же я делся.

В Онгудай приехали в 13-30. Сначала направились на центральную площадь в надежде найти там праздношатающихся автомобилистов, желающих подзаработать. Тщетно. В здании автовокзала, представляющем собой увеличенную в 2 раза модель обычной автобусной остановки, паслась корова и спал местный бомжик. Ни тот, ни другой ничего внятного о расписании автобусов не сказали. Покрутившись полчаса и пристав пару раз к водителям УАЗиков (легковой машины нам мало, разве что с верхним багажником), решили попытать счастья на автобусной остановке на выезде из села на Чуйском тракте. Тут и местные все ездят, и попутный транспорт идет, и автобусы тоже теоретически бывают.

На остановке мы просидели до отправления нашего бийского поезда, то есть до 8 вечера. Не то что бы не ловилось, но даже и клева не было! Суббота, попутный транспорт практически отсутствует, автобусы бывают только утром. Местные, машины которых к вечеру мы знали все до одной, мотались взад-вперед по своим локальным делам, и никто, решительно никто не хотел заработать тысячу рублей, подкинув нас на какие-то 300 км.

Почти 6-ти часовое пребывание на остановке пошло нам на пользу. Кроме того, что она спасла нас от ливня, нам удалось узнать кучу полезной информации. Во-первых, в Онгудае есть гостиница; во-вторых тут есть и таксисты, воспользоваться услугами которых проще простого, нужно только знать особенности их рабочего графика. Также регулярно, по воскресным вечерам, несколько местных коммерсантов едут за товаром на «Газелях» прямо в Новосибирск. Этот вариант устраивал бы нас наилучшим образом. Правда, сегодня не воскресенье, а суббота. В итоге мы отправились обратно в центр поселка искать гостиницу, чтобы завтра с утра, используя наши новые сведения об особенностях национального такси (об этом ниже), уехать в сторону дома.

Гостиница оказалась одноэтажным деревянным бараком, удобства во дворе, в самой гостинице есть вода из-под крана. Мы были там единственными гостями, и, вообще, своим прибытием внесли смятение в спокойную жизнь администратора и охранника. Обошлась нам ночевка в двухместном номере в 60 руб. с человека.

Поселение в гостинице ознаменовало наши последние велокилометры на Алтае в этот раз. За последний день мы проехали 48 км, доведя общий пробег до 460 км (490 с учетом конного маршрута).

На следующее утро мы благополучно взяли машину с верхним багажником и уехали в Горноалтайск, столицу республики. Там нас пересадили на другую машину и еще через час мы были в Бийске, где успели на автобус до Новосибирска, который доставил нас в столицу Сибири к вечеру воскресенья. Переночевав дома у Аскольда, я рано утром в понедельник вылетел в Питер, и, благодаря разнице во времени, еще до обеда был на работе.

Вместо послесловия.

Обычно в серьезных отчетах этот раздел именуется «Выводы и рекомендации». Я же просто хочу сказать пару слов напоследок (но погодите свертывать браузер – речь пойдет о местных жителях, местных таксистах и магазинах – информация полезная во всех отношениях!).

Алтай подтвердил свою репутацию отличного места для активного отдыха. Кроме великолепной, нетронутой и незагаженной природы, всяческих похвал заслуживает отношение к туристам местных жителей. Любопытство, гостеприимность, гордость за свою землю – вот с чем вы сталкиваетесь всякий раз, общаясь с встреченными на дороге алтайцами. Конечно, неплохо бы и самому соблюдать несложное правило, чтобы не иметь шансов быть разочарованным в местном населении. Увидев алтайца, обязательно махните ему рукой, если он находится в 100 метрах от вас. Если он вдвое ближе, добавьте к этому кивок головы. Ну если вы находитесь на расстоянии вербального контакта, поздоровайтесь первым, и вы увидите, как расплывается в улыбке его симпатичное лицо. Самый неприятное, что вам грозит, это вопрос о цене велосипеда. Тут отвечайте просто: «А стоит он примерно, как ваша лошадь!» Тем более, что это правда. Кони на Алтае стоят от 7 тысяч и выше.

Говорят, несколько лет назад здесь была актуальна проблема грабежей туристов. Это, действительно, так. Но все в прошлом. Это нам подтвердил и майор милиции в отставке из Онгудая, который вез нас в город. Единственный распространенный в сельской местности вид преступлений – скотокрадство. Ну не могут некоторые противостоять соблазну увести чужой скот с пастбища и присоединить к своему стаду. Тем более, что скота этого там пасется очень много, и все без пастухов. Что касается грабежей, то с этим покончено. Во-первых, эффективно работает милиция, которой тут довольно много. Раскрыть грабеж на селе – дело одного дня, было бы заявление потерпевшего. А во-вторых, есть для этого и экономические предпосылки. Алтайская деревня, в отличие от, скажем ленинградской или новгородской, живет и развивается. Людям здесь не нужно рассказывать, как заработать денег. Для этого здесь масса возможностей. За последние годы практически во всех районах Горного Алтая появились сотни маралосовхозов, разводящих оленей (маралов), спрос на целебные панты (рога) и мясо которых есть всегда. Традиционные скотоводы тоже не имеют проблем обратить свой труд в деньги. Коней охотно покупают казахи, коровы и свиньи идут на местный мясокомбинат, построенный совсем недавно. Шерсть барана – всегда желанный товар. Даже собранные кедровые орехи легко обменять на ден.знаки, так как в Горноалтайске множество заготовительных фирм, скупающих орех у населения. Туристы – тоже статья дохода, и люди это хорошо усвоили. Зачем отнимать у туриста фотоаппарат, когда лучше продать ему барашка или молока, сдать комнату или устроить конную прогулку.

Люди, не признающие натуральное хозяйство, открывают магазины, кафе. Благо таких заведений тут пока не в избытке. Цены на основные привозные товары такие же, как и в Новосибирске и в Питере. Правда, ни мяса, ни молока в магазинах вы не найдете. Это здесь и так есть у каждого. Баранина стоит у чабанов 35 руб/кг. Буханка вкуснейшего хлеба – от 2 до 3 рублей. Почти во всех магазинчиках вы найдете йогурты, глазированные сырки, яблоки и бананы, не говоря уже о крупах, консервах и вино-водочной продукции (тушенка, правда, в основном дешевая соевая, мясную приходится поискать).

Вообще же, благополучие алтайской деревни видно невооруженным глазом. Крепкие, добротные дома (в каждом алтайском хозяйстве два дома – один большой, обычный русский дом, второй – традиционный алтайский, шестиугольный с крышей пирамидкой, используемый в качестве летней кухни), аккуратные хозяйственные постройки. Тут вы не увидите покосившийся забор, не говоря уже о подгнившем доме. В каждом дворе скот – поросята, коровы, кони. И еще стада барашков в горах. Часто за оградой можно увидеть трактор или легковой автомобиль. Много строится новых домов. Да и ассортимент магазинов (как собственно и наличие последних), существенно отличающийся от ситуации, описанной в отчетах и описаниях 2-х, 3-х летней давности, говорит о развитии экономики региона. И еще одна деталь – сельский учитель зарабатывает на Алтае до 7 тысяч рублей! Тут и «северная» надбавка (Алтай приравнен к районам Крайнего Севера) и, что самое важное, отсутствие ограничений часовой нагрузки учителя. Поэтому в маленькой школе, где детей всего то сотня-две, один учитель может совмещать несколько должностей и учить детей и химии, и географии, и физике. Нагрузка, конечно, больше, но и заработок соответствующий. А если учесть, что каждая семья кормится собственным натуральным хозяйством, бюджетную зарплату можно почти целиком откладывать на крупные покупки, новый дом и т.д.

И еще один штрих – везде на Алтае ремонтируют дороги. Федеральный бюджет выделяет на это большие деньги. Так что спешите на Алтай с велосипедами, пока там все грунтовки в асфальт не одели! А ведь проложат асфальт, настроят турбаз и как понаедут туда матрасные туристы с водкой, загадят там все – и прощай тогда нормальный отдых для нормальных людей!

И напоследок об автотранспорте в республике. Особенности состоят в следующем. В любом районном центре Алтая есть извозчики, которые собираются каждое утро, строго в 7 часов, на центральной площади своего села. Все местные знают это, и те, кому нужно в Горноалтайск (а в основном, ездят именно туда), в 7 утра разбирают таксистов, и площадь пустеет. Для тех, кому машины не досталось, или у кого попросту нет лишних денег, существует рейсовый автобус, отправляющийся около 8 утра. Совершив первый утренний рейс в Горноалтайск (там все называют его просто «город»), извозчики остаются там же, на автостанции и ждут пассажиров, чтобы не ехать обратно пустыми. Вернувшись домой после обеда, таксисты уже никуда не едут, а занимаются домашними делами. Они, во-первых, уверены, что все потенциальные пассажиры уже разъехались с утра, а во-вторых, вечерний рейс в город сулит им ночевку там, что связано с дополнительными затратами. Так что, если вам и удастся найти извозчика, готового везти вас в город после обеда, приготовьтесь заплатить рублей на 300 выше утренней цены. Кстати, насчет денег. От Онгудая до Горноалтайска (200 км) нас довезли за 650 рублей, что составляет даже меньше стандартных 4 руб/км. Что касается поездки сразу в Бийск, то нас от этого отговорили. Дело в том, что для таксиста из Республики Алтай поездка в Бийск (Алтайский край) будет связана с тем, что ему очень долго придется ждать пассажиров на обратную дорогу, так как в Бийске своих извозчиков хватает. Поэтому, если вы настаиваете на Бийске или Барнауле, алтайские попросят за пробег от Горноалтайска двойную цену. Наш онгудайский таксист привез нас в город и мигом нашел нам «Волгу» с бийскими номерами, готовую ехать 100 км с открытым багажником (мы умудрились засунуть байки в задний багажник). Тут с нас взяли 400 рублей, то есть 4 руб/км. Еще от Горноалатайска можно уехать на «Газели» и в Бийск, и в Барнаул. Цена там существенно ниже – около рубля за км с человека, то есть до Барнаула мы вдвоем могли бы доехать за 500 рублей.

Что касается транспорта из Бийска в горы, то здесь, как я уже упоминал, все просто. Легковая машина стоит 4 руб/км, если вы едете не очень далеко за Горноалтайск (Чемал, Шебалино). Если вы хотите сразу поехать, скажем, в Тюнгур, тут могут зарядить двойной тариф, так как очевидно, что обратно таксисту придется ехать одному. Правда, в таком случае вам наверняка предложат доехать до Горноалтайска и поискать там на площади местных алтайских извозчиков, которым все равно домой ехать (смотри выше). И еще – есть деятели, которые рекламируют себя в Интернете как более дешевый транспорт из Бийска по сравнению с местными таксистами. Я пообщался по ICQ с одним таким доброхотом из Бийска. Он зарядил мне 4 руб/км плюс обратный пробег (то есть двойную цену) за дорогу до Шебалино и уверял, что дешевле меня решительно никто не повезет. Мой же собственный опыт по осенней заброске в Чемал он, не моргнув глазом, оценил как необычайное везение. Когда же, вернувшись из описанной здесь поездки, я поведал ему о ценах на транспорт в его городе, он, ничтоже сумяшеся, опять списал все на нашу бесконечную удачу. В результате я послал его подальше с его «суперценами», чего и вам советую, если кто-то будет рассказывать вам о необходимости оплаты дороги в оба конца. Смело приезжайте в Бийск и уже через несколько часов Вы окажетесь в неповторимых по очарованию горах Алтая!

Назад, к Походам